Посик
Разделы

(Австрия. Уголовный кодекс, § 132; проект § 189. Германия. Уголовный кодекс, § 174)

Охрана нравственной чистоты семейного очага является одним из приобретений культурного развития. Вот почему у нравственно нормального культурного человека всякая мысль о каких-либо сладострастных отношениях к члену его семьи вызывает явное чувство отвращения. Только при неимоверно сильной чувственности и ущербности в морально-правовых представлениях может развиться половое влечение к близким родственникам.

В семьях отягощенных иногда имеют место оба эти условия. У мужчин алкоголизм и состояние опьянения, у женщин слабоумие, задерживающее развитие стыдливости, а порою ведущее и к эротизму, — вот те условия, которые благоприятствуют осквернению кровного родства. Внешним способствующим этому условием является недостаточное разделение полов в пролетарских семьях.

Выше мы видели, что в качестве безусловно патологического явления половое влечение к близким родственникам встречается при врожденных и приобретенных состояниях умственного недоразвития, а также изредка при эпилепсии1 и у параноиков.

Однако во многих случаях, если не в большинстве, не удается доказать патологической основы для этих преступлений, оскверняющих не только кровное родство, но и вообще моральное чувство культурного человека. Впрочем, в некоторых из описанных в литературе случаев удалось к чести человечества доказать наличие психопатологических мотивов.

Наблюдение 248. Ц., 51 года, директор института, влюблен в свою дочь со времени ее половой зрелости. Поведение отца глубоко возмущало очень строгую в нравственном отношении девушку; в конце концов ее принуждены были отослать за границу к родственникам. Отец — человек нервный, со странностями, немного алкоголик, по-видимому, не отягощен. Он отрицает свою любовь к дочери, последняя, однако, утверждает, что он держал себя с нею, как возлюбленный. Ц. страшно ревновал ее ко всякому мужчине, который решался приблизиться к ней. Он угрожал наложить на себя руки, если она выйдет замуж, и даже однажды предложил ей умереть вместе с ним. Он постоянно старался остаться наедине с дочерью, задаривал ее подарками, осыпал нежностями. Проявлений гиперсексуальности у Ц. не было. Он слыл нравственным человеком, метрессы не имел.

В случае Фельдмана (Marc-Ideler I. S. 18), где отец сделал ряд безнравственных покушений на свою взрослую дочь и в конце концов убил ее, речь шла о слабоумном субъекте, страдавшем к тому же, по-видимому, периодическим помрачением сознания. В другом случае безнравственных сношений между отцом и дочерью (S. 247) последняя, несомненно, страдала слабоумием. Ломброзо (Archivio di psichiatria, VIII. P. 519) сообщает о случае, когда 42-летний крестьянин жил с своими

тремя дочерьми — 22, 19 и 11 лет; последнюю он даже заставил сделаться проституткой и посещал ее в доме терпимости. Судебно-медицинское обследование обнаружило отягощение, интеллектуальное и моральное недоразвитие, алкоголизм.

Неисследованными в психическом отношении остались следующие случаи: случай Шюрмайера (Deutsche Zeitschrift fur Staatsarzneikunde, XXII. H. 1), когда женщина клала на себя своего сына пяти с половиной лет и совершала с ним безнравственные действия; далее случай Лафарга (Journal medical de Bordeaux, 1874), когда 17-летняя девушка клала на себя своего 13-летнего брата, прикасалась к его половым органам и мастурбировала мальчика.

В следующих случаях речь идет о субъектах отягощенных.

Легран (Annales medico-psychologiques, 1876, Mai) сообщает об одной 15-летней девушке, которая побуждала своего брата совершать с ней всевозможные половые действия; когда после 2 лет половых сношений с сестрой мальчик умер, она совершила покушение на убийство одного родственника. Сюда же относится случай, когда одна 36-летняя замужняя женщина вывешивалась обнаженной грудью в окошко и, кроме того, жила с своим 18-летним братом. Наконец случай, когда женщина 39 лет была до смерти влюблена в своего сына, жила с ним, забеременела и вызвала выкидыш.

Случай, описанный под № 2 в судебно-психиатрических экспертизах Цюрихской психиатрической клиники, изданных Кёлле, касается безнравственных сношений между отцом, страдавшим хроническим алкоголизмом, и слабоумной взрослой дочерью.

Туано (указ. соч.) сообщает о 44-летней нимфоманке, которая покушалась на самоубийство вследствие несчастной любви к своему собственному 23-летнему сыну и была доставлена затем в психиатрическую больницу. Она ему положительно не давала покоя, постоянно целовала его, однажды ночью сделала настоящее покушение на изнасилование, так что он должен был прогнать ее; это, однако, не удержало ее от новых покушений. Временами ей удавалось овладевать собой, но затем снова наступали приступы страсти, а с ними и покушения на сына. Когда она убедилась, что не может исправиться, она совершила попытку самоубийства.

Страницы: 1 2

Смотрите также

Рот
...

Сердце и кровь
...

КАК РАЗЖИГАЛАСЬ «ФАРМАЦЕВТИЧЕСКАЯ ПЕЧЬ»
Невозможно объяснить, почему врачи выписывают препарат АЗТ, несущий смерть людям, у которых нет никаких жалоб, кроме того, что в их крови обнаружены антитела к ВИЧ. ...